Последний адрес

Рубрики :101 км , Главная , Новости

 


у Поклонного креста Казанского храма

Рубрики :101 км , Главная , Новости

День памяти жертв советских репрессий в Малоярославце

В субботу, 30 октября 2021 года,  в Малоярославце состоится Молитва памяти. Эта общероссийская акция пройдет в нашем городе в третий раз. В этом году  – у Поклонного креста Казанского храма (Малоярославец, пл. Ленина, д.1). Время – 11.00-13.00. Начало поминального богослужения возглавит протоиерей Андрей Лобашинский. Участники акции в Малоярославце  продолжат зачитывать имена жертв советских репрессий. И коренных жителей города и Малоярославецкого района, и тех, кто был здесь арестован. Христианский, не политический характер этой акции, которая сопровождается молитвой, предполагает поминовение и репрессированных из числа сотрудников органов безопасности, тех людей, кому молитва, возможно, еще нужнее.

«Узнать больше»



Расписание 11 — 17 октября

Святые Кирилл и Мария прияша пострижение


Осторожно: Листопад! /из сериала «Александра, Александра…» серия 5/

предупредила меня Александра желтым флажком. Самый маленький, из ковра опавших листьев, кленовый листок для этого выбрала.

Вот она закружилась, жонглируя листвой, изображая листопад. Я любовалась восхитительным танцем — приземлением разноцветных парашютов. А вы никогда не останавливались в суетном беге посозерцать падающий листок?

Л-И-С-Т-О-П-А-Д

Лист- о — пад…Само слово, составное из двух, не тяжелое, нет, с нотками музыки и рифмы-летящее. Благозвучный французский не справился, только через словосочетание: «chute des feuilles»; и оперный итальянский не справился: le foglie d’autunno. А могучий русский — пожалуйста: снего — пад, водо-пад, звездо-пад, даже цено-пад!

Каждая часть нашего сериала «Александра, Александра…» начинается перед храмом в честь Казанской иконы Божией Матери. Мы встречаемся с главной героиней — Александрой и придумываем сюжет очередной серии. Иногда импровизируем. «Осень любишь?» — задала я наводящий вопрос. «Люблю! И зиму, и лето, и весну!» — повернулась Александра ко мне, не прерывая кормить голубей. «Значит, опять — импровизация», — поняла я, потому как стояла осень и прогулка наша должна была быть по сезону. «В саду у нас — «унылая пора», а пойдем в парк, там — опавшие листья…люблю…я…». Рифма выходила не пушкинская, но я искала крючочек, чтоб заманить свою героиню в сюжетную сеть.

Опавшие листья!

Не успела я открыть объектив, как Саша уже букет собрала и, вся в образе(!), мне его демонстрировала.

Затем — новый поворот сюжета — мы с фотоаппаратом старались не пропустить интересные кадры:

и в этот момент  промелькнул у меня в голове  шуточный (у Александры с юмором 5+) образ из стихотворения одной из любимейших поэтов моего детства- Агнии Барто: «Шуточка про Шурочку»!

Листопад, листопад,

Все звено примчалось в сад,

Прибежала Шурочка.

Листья (слышите?) шуршат:

 Шурочка, Шурочка…

Ливень листьев кружевной

Шелестит о ней одной:

Шурочка, Шурочка…

Три листочка подмела,

 Подошла к учителю:

— Хорошо идут дела!

(Я тружусь, учтите, мол,

Похвалите Шурочку,

Шурочку, Шурочку…)

Как работает звено,

Это Шуре все равно,

Только бы отметили,

В классе ли, в газете ли,

Шурочку, Шурочку…

Листопад, листопад,

Утопает в листьях сад,

Листья грустно шелестят:

Шурочка, Шурочка…

Наша же Шурочка на самом деле — умница! «Опавшие листья, опавшие листья, а   каштаны опавшие видели?» И вперед — через дорогу («Саша! Осторожно-машины!») — к каштанам у библиотеки.

Обязательно вот так — через решетку — чтоб сериал захватывал!

Дождь осенний? Не беда — под зонтик вместе с котиками!

Так что никакая «не унылая пора, а очень даже забавная! Будет мокро  — в библиотеке укроемся и книжку интересную найдем,» —  ответ Александры классику.  Впрочем наша героиня любит любое время года!

Значит, продолжение — следует…

 

 


Новый Иерусалим снова

 

 

«Всякая душа благочестивая, желающая пречудный храм Воскресения Христова, иже в Иерусалиме, видети и тамо в нем сущим святым местам поклонитися, но ради дальнего расстояния оного дойти не могущая, созерцай сюда вшедши и разумей внутрь заключенных вещей душеполезную тайну, иже Спаситель твой тамо между неверными, здесь же среди благочестивых христиан в воспоминание спасителевых страстей, смерти и тридневного Воскресения, в храме Ново-Иерусалимском представляет…»  

(надпись XVIII в. на столпе между Красными и Судными вратами Воскресенского собора)

благочестивые души

 

 

 

 

 

 

Да, да хотите верьте-хотите нет: это был просвет, проталинка среди туч, да что там говорить- лучик солнца появился, чтоб осветить нашу фотосессию: «с орлами хотим, на фоне леса, в полный рост, но, чтоб лица было видно хорошо etc…»

А лучик смотрел на этот процесс и улыбался, и хотел продолжить играть с нами в Гефсиманском саду, и даже прыгнуть вместе с нами в Иордан…Но  наползли недобрые серые тучи…

 

«Вода в истринском Иордане — нехолодная, она ласково-прохладная…- мысленно поплыла я в архив наших паломнических поездок. — Помню, ложишься на спину, и несет тебя течение куда-то в сторону Вифании, нет, в сторону...» В сторону Государственного историко-художественного музея «Новый Иерусалим» (одного из крупнейших музейных комплексов в стране), пересекая реку через мост двигалась моя группа, уставшая от дальнего паломничества в Палестину…русскую. И я, конечно, поспешно «поплыла» за ними на другой берег реки Иордан.  Вот и «не как всегда», а как

Бог Даст!

Господи, дай нам возможность и силы совершать паломничество далеко ли близко, с погружением или без (с приключениями/искушениями непременно!) — неважно! Важно — собраться вместе и отправиться «как всегда от нашего Казанского храма» к святыням! к благодатным местам Божиего мира!

Чтоб возвращаясь, пропеть акафист «Слава Богу за все!»

автор которого — епископ Трифон (Туркестанов) после контузии, полученной  во время первой мировой войны, ушел на покой в Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь.  Удивительный благодарственный акафист Господу владыка Трифон написал в 1929 году , и он стал его духовным завещанием. Акафист имеет некоторые особенности, выделяющие его из ряда традиционных гимнов, предназначенных для общецерковного употребления: он написан на современном русском языке, а не на церковно-славянском, как было принято:

Ты ввел нас в эту жизнь, как в чарующий рай. Мы увидели небо, как глубокую синюю чашу, в лазури которой звенят птицы, мы услышали умиротворяющий шум леса и сладкозвучную музыку вод, мы ели благоуханные сладкие плоды и душистый мед. Хорошо у Тебя на земле, радостно у Тебя в гостях.

Слава Тебе за праздник жизни.

Слава Тебе за прохладную свежесть воды.

Слава Тебе за благоухание ландышей и роз.

Слава Тебе за сладостное разнообразие ягод и плодов.

Слава Тебе за алмазное сияние утренней росы.

Слава Тебе за светлую улыбку пробуждения.

Слава Тебе за земную жизнь, предвестницу небесной.

Слава Тебе, Боже, во веки.



С креста не сходят —

Рубрики :Главная , Новости

27 сентября — Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня —

двунадесятый праздник православной церкви, значимый для каждого христианина.

Накануне праздника, в воскресный вечер, Всенощное бдение возглавил настоятель храма отец Иоанн   .

Было много людей, и не потому, что воскресенье. Праздник Крестовоздвижения — благолепный, как все церковные праздники, и особенно любим, почитаем православными. Он —  торжественен и величав по-своему, в его торжественности есть черты  Крестопоклонной недели Великого поста.

 А чувства наши похожи на те, что испытал Иван, главный герой поэмы «Русский крест» Александра Мельникова, когда впервые увидел крест и распятого на нем Христа: «невозможным оказалось взгляд от взгляда отвести» и «тисками сжалось сердце»: 

Весь в крови, в венце терновом, на него смотрел — Христос…

Все ушло, что было рядом, — стены, звуки, хлам, разлад,

жизнь — исчезла, стала взглядом, только взгляд, и — встречный взгляд.

Первый раз за полстолетья в этой жуткой пустоте человека взглядом встретил

Бог, распятый на Кресте

Невозможным оказалось взгляд от взгляда отвести,

и тисками сердце сжалось в мысли:  — Господи, прости!

Вновь и вновь шептал молитву, целовал свой Крест, просил,

словно воин перед битвой, и терпения, и сил.

Знал, что нет назад возврата, Без Креста — спасенья нет,

коли тьмою все объято, то иди, ползи на свет!

И неведомая сила просыпалась в нем опять,

боль из тела уходила — можно сесть, и можно встать.

И сухарь перед дорогой в чистой луже размочить.

Вот и все, и слава Богу! Если встал — то будешь жить!

Литургия начинается…

 

Воскресная проповедь отца Иоанна воссоздает подробную картину истории праздника. Иерусалим, Голгофа (греч. Γολγοθάς по-еврейски — череп, голова), Крест-позорное орудие казни, Страдания Богочеловека. Свидетели, которые видели: Матерь Божия, Иоанн Богослов, римские солдаты.

IV век: Элиа Капитолина, языческий храм Венеры, Константин Великий и царица Елена, его мать, нашли три креста на месте казни. Свидетели чуда Креста: болящая и умирающий. Патриарх Макарий воздвигает, то есть для всего собравшегося народа поднимает над собой Честный Крест Животворящий.

 

Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною…  (Мф. 16:24)

«Узнать больше»

Молимся за наших спортсменов

Рубрики :Главная , Новости



Свежие комментарии